Публикации

_______________________________________________________________

Бичарова М.М. Интернациональная семья как микромодель фронтира и проблемы культурной безопасности // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 90-99.

Аннотация: В настоящей статье рассматривается интернациональный брак как социокультурный феномен через призму проблемы культурной безопасности. Вопрос культурных различий рассматривается как важный сопутствующий фактор, влияющий на общение и взаимопонимание внутри такой семьи. На фоне сложных взаимодействий двух культур, каждая из которых обнаруживает свою самобытность или специфику, супруги начинают приспосабливаться к культурным особенностям партнера, осваивая новые элементы общения и поведения. В результате этого комплексного процесса партнеры, так или иначе, приходят к «культурному равновесию» в новой интернациональной культурной среде. Это равновесие, однако, довольно хрупкое, поскольку в процессе адаптации к новой культурной среде, человек не утрачивает привычки и нормы поведения, усвоенные им в родной культуре. Этот факт дает основание предположить, что интернациональная семья является своеобразной микромоделью фронтирного пространства, некой «приграничной зоной» между двумя странами, народами, культурами, религиями. Рассматривая интернациональную семью как микромодель фронтира, можно глубже понять специфику культурных процессов, отличающих фронтирное пространство от традиционной картины мира.

 _______________________________________________________________

Васильев Д.В. Анализ сведений об археологическом наследии Нижневолжского фронтира в источникх XVII-XVIII вв. // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №3 (36). С. 13-23.

Аннотация: В статье анализируются сведения письменных источников XVII–XVIII вв., касающиеся местоположения средневековых поселений и мест захоронений, оставленные путешественниками и купцами, а также официальными лицами Царства Русского. Автор рассматривает «Хождение купца Федота Котова в Персию», «Книгу Большому Чертежу», а также материалы двух путешествий на Нижнюю Волгу академика П.С. Палласа. Удалось выявить два наиболее ранних упоминания о Самосдельском городище в дельте Волги, о многочисленных безымянных курганных группах, а также установить, что источники содержат неожиданно мало информации о наиболее значительном памятнике археологии Астраханской области – Селитренном городище.

_______________________________________________________________

Алиев Р.Т. Фронтирные архетипы в американском комиксе (на примере Супермена и Стражей галактики) // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 126-133.

Аннотация: В последние десятилетия в гуманитарной науке большую популярность приобретает фронтирная теория. И хотя сам фронтир как историческое явление прекратил свой существование, как идеологическая модель, позволяющая проанализировать многие социокультурные, экономические и даже политические процессы, вооружает исследователя новым методологическим инструментарием. Автор статьи берёт за основу американскую школу «мифа и символа», развившую фронтирную теорию, и анализирует феномен комикса в рамках идеологической модели, утверждая, что комикс, будучи структурной единицей неомифологической парадигмы американской массовой культуры, вбирает в себя символы и архетипы фронтира, тем самым приобретая новое значение не только для американского социокультурного пространства, но и для мирового в целом. Сюжеты о Супермене, образы и архетипы Стражей галактики и многие другие супергеройские «истории в картинках» мало того, что конструируют новую модель представления о фронтире, они продуцируют на её основе особое понимание роли и места субъекта в изменяющемся мире. Автор на основе произведённого анализа сюжетов американских супергеройских комиксов делает вывод о культурообразующей роли фронтира в американской массовой культуре, что открывает в данной области исследований новые возможности и перспективы.

 _______________________________________________________________

Герасимиди Е.И. Нижневолжский фронтир: культурная память и культурное наследие // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 137-140.

Аннотация: Рецензия на монографию: Романова А.П., Якушенков С.Н., Хлыщёва Е.В., Васильев Д.В., Кусмидинова М. Х., Якушенкова О.С., Топчиев М.С. Нижневолжский фронтир: культурная память и культурное наследие: учебное пособие. Астрахань: Сорокин Роман Васильевич, 2014, 236C.

_______________________________________________________________

Довбыш Е.Г. Электронный фронтир как метафора // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 100-115.

Аннотация: Данная статья анализирует феномен киберпространства и Интернета сквозь призму концепции фронтира. Электронный фронтир понимается как один из возможных типов, которые наряду с поселенческим и политическим, могут быть выделены в современном мире, переживающем процесс глобализации и информатизации. Автор сопоставляет «классический» и электронный фронтиры путем сравнения основных элементов: основных субъектов и институтов. Выделяются этапы становления электронного фронтира. Автор заключает, что использование метафоры фронтира хотя и имеют свои ограничения, в целом может быть весьма полезным в деле изучения современных социально-экономических, политических и культурных процессов, происходящий в условиях трансформации широкого контекста – смены технологических укладов.

_______________________________________________________________

Ермуханова Н.А. Хан Букеевской орды Джангир – человек Нижневолжского фронтира // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 80-89.

Аннотация: Статья посвящена изучению фронтира на территории Нижнего Поволжья. Нижневолжский фронтир – это зона постоянного взаимодействия разных народов, где исторически проживали и взаимодействовали многочисленные этнические группы: русские, татары, ногайцы, казахи, а также различные народы Кавказа. Фронтирное пространство – это зона межэтнической и межконфессиональной аккультурации, ассимиляции разных этносов. В статье рассматривается появление нового этнополитического объединения казахов на территории Нижней Волги. Букеевская орда интересовала дореволюционных этнографов, чиновников, писателей. Чиновники рассматривали Букеевское ханство как шанс заселения пустовавших земель Нижнего Поволжья с целью дальнейшего хозяйственного освоения. территория Букеевского ханства имела общую границу с Астраханской, Саратовской и Оренбургской губерний. Как отмечали дореволюционные исследователи, именно близкое соседство с русскими поселениями, контакты казахов–кочевников с его жителями оказали значительное влияние на развитие этого этнополитического объединения. Кроме этого, большую роль сыграл хан Букеевской орды Джангир. Джангир был посредником между миром российских властей и миром казахов. Современники хана замечали, что в нем сочетается европейская образованность, великосветское поведение в лучших традициях русской аристократии с менталитетом восточного человека, убежденного мусульманина. С использованием концепции фронтир анализируется некоторые мероприятия внутренней политики хана Джангира на проблему взаимодействия русских и казахов на территории Нижнего Поволжья.

_______________________________________________________________

Канатьева Н.С. Сектантство на Нижневолжском фронтире в XIX веке: секта пещерокопателей // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 22-32

Аннотация: Целью статьи является анализ обрядовой практики и внутреннего регламента секты пещерокопателей, действовавшей в середине XIX в. на Нижневолжском фронтире – Астраханской губернии. Основная задача, помимо введения в научный оборот новых данных о русских мистических сектах, заключается в проведении сравнительного анализа обрядов пещерокопателей и их доктрины с существовавшими на данной территории в указанный период аналогичными обрядами старообрядческих общин и толков, в частности, у поморов и федосеевцев, а также у хлыстовских и скопческих сект. Приводится характеристика лидеров секты. На основании изучения обрядности и внутреннего распорядка пещерокопателей, а также отношению к церковному браку и сексу, утверждается принадлежность секты пещерокопателей к хлыстовству. Предлагаются положения о неизбежном усилении градуса сектантства на фронтирных территориях. Приводятся данные о конфессиональном составе населения Астраханской губернии, которые позволяют считать Нижневолжский фронтир одним из очагов сектантства на Юге России; рассказывается о создании миссионерского православного Астраханского Кирилло-Мефодиевского братства как централизованной организации противодействия сектантству и расколу, реализующей дискурс Русской православной церкви конца XIX века на осуществление «внутренней миссии». Методологической основой данного исследования послужил сравнительный анализ.

_______________________________________________________________

Кудряшова Ю.А. Роль миссионерских станций в распространении европейской модели образования в Западной Африке во второй половине XIX века // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 44-56

Аннотация: Статья посвящена анализу специфики межкультурных коммуникаций на этапе существования фронтира в Африке. Автор рассматривает деятельность миссионеров по распространению христианства и европейской культуры, прежде всего, образования, среди местного населения, показывая противоречивость этого процесса и его влияние на трансформацию местных обществ. Необходимо изучать это продвижение, его политические, экономические и социальные результаты, а также человека, который существовал в этих условиях. Часто взаимодействие народов носило конфликтный характер, в ходе которого европейская и африканская культуры взаимно адаптировались друг к другу путем заимствования отдельных традиционных элементов. Обусловленные этими заимствованиями изменения вынуждали представителей данной культуры приспосабливаться к ним, осваивая и используя эти новые элементы в своей жизни. В результате этого человек в большей или меньшей степени достигал совместимости с новой культурной средой. Иными словами происходил процесс аккультурации. В современном мире термин «аккультурация» используется для обозначения процесса и результата взаимного влияния разных культур, при котором все или часть представителей одной культуры (реципиенты) перенимают нормы, ценности и традиции другой (у культуры донора). Исследования в области аккультурации актуализировались в конце XX в. С одной стороны это связано с глобализационными и миграционными процессами, с другой – возросшим интересом к проблеме межкультурной интеграции как в прошлом, так и в настоящем. В статье рассматривается явление аккультурации как результат деятельности английских христианских миссий в Западной Африке во второй половине XIX в. в аспекте межкультурной коммуникации. Важнейшей целью и результатом аккультурации является долговременная адаптация к жизни в чужой культуре. Она характеризуется относительно стабильными изменениями в жизни как пришлых, так и местных народов в ответ на требования окружающей среды. С одной стороны туземцы оценивали европейцев с точки зрения их полезности местному обществу, с другой, сами миссионеры понимали необходимость адаптации к климатическим, социальным, экономическим и иным особенностям жизни туземцев. В статье показана организация жизни в миссионерской станции, определены приоритетные направления деятельности миссионеров среди туземцев, такие как образовательная политика, врачебная деятельность, торговля, развитие сельского хозяйства. Несомненно, важна также идея о том, что миссионерские станции представляли собой особую территорию проживания европейцев и африканцев, некий симбиоз экономического, социального и духовного взаимодействия народов.

_______________________________________________________________

Кулаков В.О. Северные провинции Ирана в истории русского фронтира в Прикаспии // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 57-66.

Аннотация: Целью статьи является обоснование возможности применения теории фронтира к изучению процессов межкультурного взаимодействия народов в южной части Прикаспия. Основная задача – с помощью анализа конкретных исторических фактов подтвердить гипотезу о том, что северные провинции Ирана представляли собой важную и неотъемлемую часть обширной зоны русского фронтира в Прикаспии. Традиционный подход в изучении истории Каспийского региона оставляет за рамками исследования многие факты экономического, политического, социально-культурного характера, свидетельствующие о том, что Прикаспийские области Ирана стали, как и Нижнее Поволжье, своеобразной контактной зоной двух народов. Во многом благодаря этому она и сегодня является главным форпостом развития отношений России и Ирана. Такой аспект исследований северных провинций Ирана остается совершенно неизученным как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Во многом это объясняется тем, что ученые уделяли внимание Северному Ирану только в русле истории общих русско-иранских отношений или в контексте глобального противостояния России и Англии за сферы влияния на Ближнем и Среднем Востоке. В свою очередь теория фронтира позволяет увидеть во всем многообразии картину межкультурного взаимодействия, сложившуюся на разных берегах Каспийского моря.

_______________________________________________________________

Романова А.П. Фронтирмэн, охотник, воин // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 67-79.

Аннотация: Территория фронтира порождает или притягивает определенные типы личности, которые в той или иной степени становятся ее отражением, символом. Целью данной статьи является выявление специфики одного их таких фронтирных типов, к которому в полной мере подходит понятие – фронтирсмен (frontiersman). На американском фронтире это, в терминологии американского исследователя Р.Слоткина, «охотник», на южнороссийском (кавказском) – «кавказец». Основным методом исследования является сравнительный анализ этих двух фронтирных образов в диахронном аспекте. В процессе их анализа выявились общие для обоих образов черты – маргинальность, авантюризм, свободолюбие,социально-культурная промежуточность между разными культурами: культурой индейцев и белых, прежде всего англоязычных колонистов; культурой кавказских народов и русской культурой. Это выражается в наличии трансгрессивных изменений, прежде всего в области вестиментарной и алиментарной культуры. Тем не менее для американского фронтира характерна большая мифологизация этого образа на государственном уровне, выражающаяся не только в его литературной или кинематографической обработке, но и во включении ряда мифологизированных персоналий в образовательный процесс. В отличие от «охотника», фронтирный образ «кавказца» всегда был привязан к государствообразующему социальному институту – армии или чиновничеству. Он не подвергался такой принимаемой на всех уровнях мифологизации, поскольку для российской историографии как царского, так и советского периода всегда был амбивалентен.

_______________________________________________________________

Романова А.П. Специфика межкультурных коммуникаций на фронтирных территориях // Каспийский регион: политика, экономика, культура.. 2015. №3 (44). С. 266-271

Аннотация: Целью данной статьи является построение новой типологии межкультурных коммуникаций осуществляемых на фронтирных территориях. Межкультурные отношения на фронтире, представляющем собой территорию подвижной границы, отличаются особой спецификой и сложностью, поскольку сам фронтир представляет собой гетеротопное пространство. Общепринятой типологии таких отношений, которая была бы применима для любого фронтира (американского, сибирского, азиатского и т.д.) не существует. Методологией данного исследования является, прежде всего, сама гетеротопная теория. Рассматривая фронтир как гетеротопное пространство межкультурных коммуникаций, мы можем выявить их разнообразие и сравнить с коммуникациями, протекающими на других территориях. Для подтверждения нашей типологии мы используем материалы нарративных источников, описывающих жизнь и межкультурные коммуникации на фронтирных территориях, преимущественно в диахронном аспекте. Наиболее показательными для российского дискурса с нашей точки зрения являются нарративные источники, связанные с Кавказским фронтиром. В статье предлагается авторский вариант типологии межкультурных коммуникаций на фронтирных территориях. Мы выделяем интегративный, сепарационный и конфронтационный типы межкультурных контактов, которые подтверждаются ссылками на нарративные источники. В статье обращается внимание и на трансгрессивные процессы, происходящие на фронтире и влияющие на межкультурные коммуникации.

_______________________________________________________________

Романова А.П., Ермуханова Н.А. Образ казаха как чужого на нижневолжском фронтире // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. №1 (42). С. 298-303

Аннотация: Статья посвящена формированию образа казаха на Нижневолжском фронтире. Авторы статьи показывают трансформацию взглядов русского населения на казахов в течении XIX – начала XX вв. через призму понятий Чужой/Другой. Для анализа положения Чужого на фронтире авторами используются индикаторы, предложенные О.С. Якушенковой: локус, темпоральность, экономика и modus vivendi. Все четыре индикатора рассмотрены в динамике. В результате авторы статьи приходят к выводу, что трансформация происходит от образа Чужого как агрессивного дикаря к образу Другого, более контактного соседа, принимающего предложенные правила Игры.

_______________________________________________________________

Романова А.П., Ермуханова Н.А. Межкультурные коммуникации на этапе раннего фронтира на Кавказе // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. №1-1 (51). С. 172-175.

Аннотация: Статья посвящена анализу специфики межкультурных коммуникаций на этапе раннего фронтира на Кавказе. Авторами обозначены три вектора этого процесса. Первый связан с теми коммуникациями, которые формируют некое межкультурное сообщество, основанное на взаимной выгоде и взаимопомощи. Эти межкультурные коммуникации сопровождаются религиозной, вестиментарной и алиментарной трансгрессией. В русле второго вектора межкультурные коммуникации характеризуются внутрикультурными конфликтами по обеим сторонам фронтира. Третий вектор – начало жестких межкультурных конфликтов, обозначающих переход к новому этапу, собственно фронтиру.

_______________________________________________________________

Романова А.П. Специфика раннего фронтира на Кавказе // Иолитематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2014. №102. С. 446-458.

Аннотация: Статья посвящена анализу раннего фронтира на Кавказе. В статье доказывается правомерность употребления понятия «ранний фронтир» для этого периода российско-кавказской истории. Автор, опираясь на классические критерии фронтира, предложенные еще Д. Тернером, сравнивает основные характеристики раннего американского и кавказского фронтиров. В процессе анализа выделяются общие и специфические элементы межкультурных коммуникаций этого периода, которые формируют основные механизмы функционирования фронтирного сообщества. В статье показано как фактор «промежуточности» определяет гетеротопный, неустойчивый, реверсивный, трансгрессивный характер основных процессов и межкультурных коммуникаций, протекающих на этапе раннего фронтира. Методология данного исследования может быть использована для анализа различных типов и этапов фронтира, как исторических, так и современных.

_______________________________________________________________

Романова А.П., Якушенков С.Н. Роль сигнификации в формировании культурной памяти в условиях межкультурного диалога на фронтире // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. №2 (39). С. 272-280.

Аннотация: Статья посвящена проблемам сигнификации культурной памяти во фронтирной среде. В ней дан сравнительный анализ понятий социальной, исторической и культурной памяти, показана специфика культурной памяти, факторы превращения ее в “меcта памяти”. Раскрыта специфика культурного диалога наразных стадиях фронтира. Учитывая тот факт, что фронтир – это территория, населяемая несколькими народами, культурный диалог в подобных условиях принимает самые разнообразные формы. При этом сражаются порой не только люди, но и идеи, символы и т.д. На конкретных примерах мировой и российской истории (события в Чечне 1819 г. и «Бойни в Вундед-Ни» в США) авторы пытаются показать роль определенных сигнификатов в культурном диалоге и формировании культурного ландшафта.

_______________________________________________________________

Романова А.П., Топчиев М.С. Кавказ как вечный фронтир // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. №3. С. 284-291.

Аннотация: В данной статье в процессе анализа социокультурных процессов, происходящих на Кавказе, показаны эпистемологические возможности теории фронтира, предложенной Дж. Тернером и получившей дальнейшее развитие в зарубежных и российских исследованиях. На основе анализа современного состояния фронтирной теории были проанализированы различные варианты типологии фронтира, в том числе предложенной ранее О.С. Якушенковой, С.Н. Якушенковым и А.П. Романовой. Применяемая для исследования новая типология: ранний фронтир, фронтир, постфронтир и рефронтир – обладает новыми методологическими возможностями, позволяя анализировать фронтир не как законченное историческое событие, а как современный социокультурный процесс. Это дает возможность лучше понять характер современных конфликтов и конфронтаций основных акторов кавказского фронтира и спрогнозировать дальнейшее развитие межкультурных коммуникаций в этом регионе.

_______________________________________________________________

Романова А.П., Топчиев М.С., Саракаева Э.А. Межкультурные коммуникации на фронтире и вне фронтира (сравнительный анализ) // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №3 (36). С. 298-304

Аннотация: Система межкультурных коммуникаций зависит от многих факторов, в том числе и от истории формирования культурного ландшафта территории, на которой идет процесс межкультурных коммуникаций. На фронтирных территориях специфика системы общения была обусловлена как подвижностью границ, так и особым положением Другого/Чужого в поликультурном обществе. Она была несколько иной, нежели на не фронтирых территориях. В связи с этим формировались и различные системы культурной безопасности, связанные с локальным культурным ландшафтом. В статье проводится сравнительный анализ современного характера межкультурных коммуникаций через призму взаимоотношения с Чужим в столице Российской Федерации и на южнороссийском фронтире, в Астрахани. В статье показано, как традиционно исторически сложившаяся система взаимоотношений с другими этносами создает наиболее максимально толерантные формы межкультурных коммуникаций во избежание открытых конфликтов.

_______________________________________________________________

Романова А.П., Якушенков С.Н. Фронтирная теория: новый подход к осмыслению социальнополитической и экономической ситуации на Юге России // Инноватика и экспертиза: научные труды. 2012. №2. С. 74-80.

Аннотация: Предпринята попытка продолжить развитие теории фронтира применительно к пограничным районам Юга России с учетом новых методологических посылок. Выделение во фронтирной истории особых этапов позволяет не только оценить историческое своеобразие российской истории, но и прогнозировать региональное развитие на территориях, которые могут быть отнесены к фронтирным.

_______________________________________________________________

Романова А.П. «Идущие со звездами» – ода американской женщине // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 134-136

Аннотация: Рецензия на монографию: Якушенкова О.С. Женщина на американском фронтире. Астрахань: Издатель Роман Сорокин, 2012. 220с.

_______________________________________________________________ 

Топчиев М.С., Дрягалов В.С. Особенности религиозной трансгрессии на фронтире // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. №4 (45). С. 257-260.

Аннотация: Статья посвящена анализу актуальной в настоящее время пространственной проблематике, популярность которой продиктована междисциплинарностью данного феномена. Особое внимание в исследовании уделяется понятиям «граница» и «предел». Благодаря использованию постмодернистского подхода авторам удалось показать взаимосвязь границы и трансгрессии. Раскрывается особенность понятия религиозная трансгрессия. Помимо этого, в статье приводится современная трактовка понятия фронтира, которая раскрывает его как комплексный и многогранный феномен, включающий в себя разнообразные аспекты. Авторами рассматривается проявление религиозной трансгрессии на пространствах фронтира на примере российско-украинского пограничья.

_______________________________________________________________

Хлыщева Е.В. Фронтир как граница между «Своими» и «Чужими» // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №2 (35). С. 237-242.

Аннотация: Анализ современного общества приводит к пониманию необходимости достижения устойчивого культурного диалога в мире, где причудливо переплетаются культуры и интересы многих народов, вынужденных искать способ не сталкивать свои интересы друг с другом, а взаимодействовать. В этом плане фронтир можно рассматривать как своеобразную границу между «своими» и «чужими», где создаются новые формы культурных и социальных контактов.

_______________________________________________________________

Хлышева Е.В., Ажигереева З.Г. Мультикультурализм как культурная политика фронтира // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №4. С. 238-243.

Аннотация: Фронтир – это территория пересечения культур. С одной стороны это приводит к синтезу культурных традиций и появлению новых форм культурных и социальных контактов, характерных для транскультурных сообществ. С другой стороны, именно здесь острее всего чувствуется напряженность как социальная, так и культурная, что становится причиной серьезных конфликтов. Мультикультурализм как стратегия, направленная на снятие противоречия «цивилизованный мир – традиционный мир», себя не оправдал и высветил необходимость поиска сценариев сосуществования в едином культурном поле различных традиций и менталитетов.

_______________________________________________________________

Хлыщева Е.В. Конструкты межкультурного взаимодействия на фронтирных территориях: к проблеме культурной безопасности // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 33-43.

Аннотация: Межкультурная коммуникация в границах «свой-чужой» на территории фронтира способствует появлению новых культурных паттернов, которые начинают определять современные формы культурных и социальных контактов. Однако сохраняющиеся стереотипы в плоскости «чужой-другой» последовательно воспроизводятся обществом, вступая в противоречие с изменяющимися социокультурными реалиями, когда мощные миграционные потоки сталкивают культуры между собой. Гетеротопия ломает сложившиеся стереотипы и конструирует новое целостное пространство, которое требует теоретического осмысления. Цель данной статьи – анализ теоретических конструктов взаимодействия «своих» – «других» – «чужих»: презумпция равенства культур, когда приветствуется свободная конкуренция культурных традиций и возможность добровольного их усвоения; «новый национализм»; «русский проект»; мультикультурализм, неоевразийство, и выявление их потенциальных возможностей с точки зрения культурной безопасности. В современном обществе гетеротопия проявляется в разновекторной направленности дихотомии «свои-чужие». Однако межкультурный диалог как коммуникативный процесс более связан с феноменом транскультурации, свидетельствующим об открытости поликультурного общества в гетерогенный мир.

_______________________________________________________________

Хлыщева Е.В. Проблемы культурного взаимодействия в условиях мультикультурной гетеротопии // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. № 4 (45). С. 260-264.

Аннотация: Сегодня мир представляет собой динамичную, неустойчивую транскультурную структуру, объяснить которую возможно только с помощью понятия «гетеротопия», которая дает возможность нового взгляда на привычные культурные явления. Гетеротопное пространство – это не столько конкретное место, сколько диалектический способ его видения. Идея других культурных пространств, их вычленения, движения, протяженности внутри устоявшегося мира соответствует стратегии мультикультурализма. А это неизбежно выводит на поверхность дискурс «Свой – Чужой» с его многочисленными проблемами. Выявление конструктивных тенденций взаимоотношений с Чужим особенно актуально для принимающих стран в связи с процессом «гибридизации» культуры, когда последняя часто состоит из несовместимых частей, крайне нестабильных и противоречащих традиционному контексту. Практика взаимоотношений «Свой – Чужой» в гетеротопном пространстве проявляет себя как через призму деструктивности, так и конструктивности в силу неоднозначности самого феномена гетеротопии. Культурное многообразие – показатель гетеротопности пространства, которое по своей природе изначально неустойчиво, и чем выше степень «пестроты», тем больше рисков этноконфликтных ситуаций, нередко приводящих само это общество на грань распада. Однако гетеротопические пространства способны вместить в себя то, что, по сути, не может иметь места в них. Если это происходит, то такое гетеропотное пространство имеет устойчивую структуру, которая на данный момент эффективна.

_______________________________________________________________

Хлыщева Е.В. Межкультурная коммуникация как основа развития Нижневолжского фронтира // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Этнические и национальные коды в полиэтнических регионах России», 2015. С. 26-31.

Аннотация: Сегодня мир представляет собой динамичную, неустойчивую транскультурную структуру, объяснить которую возможно только путем перемещения акцента социального бытия из плоскости социально-экономической в плоскость социокультурную. Анализ современного общества приводит к пониманию необходимости достижения устойчивого культурного диалога в мире, где причудливо переплетаются культуры и интересы многих народов, вынужденных искать способ не сталкивать свои интересы друг с другом, а взаимодействовать.

_______________________________________________________________

Хлыщева Е.В. Мифологема «Свой-Чужой» в гетеротопном пространстве общества потребления // Гуманитарные исследования. 2015. №4. С. 158-167.

Аннотация: Данная статья посвящена проблеме межкультурного взаимодействия современных обществ. Цель данной статьи — выявить причины продуктивного функционирования современного мифа в различных формах и культурных артефактах, среди которых особо следует выделить механизм определения «свой-чужой», тесно связанный с  идеологией общества потребления. Основная задача — обозначить новое отношение к пространству и  миру, используя гетеротопный подход, ломающий сложившиеся стереотипы и  конструирующий целостное пространство, позволяя одновременно объяснять мифологические и реальные миры. Такой подход представляется необходимым в силу устойчивости структурных элементов мифа и  их включенности во все сферы деятельности человека современного культурного пространства. Особо наглядно мифологические стереотипы воспроизводятся в  межкультурном общении, затрагивая все уровни коммуникации: от профессионального до обыденного. В  основе такого взаимодействия лежит четкое различение «своих» и «чужих», что уже не соответствует изменяющимся социокультурным условиям, когда мощные миграционные потоки сталкивают культуры между собой. Адаптационную функцию в  современном обществе начинает играть культура потребления, однако и здесь четко определяются границы между своими и чужими через потребительские практики. А актуализация доминирующего культурного кода происходит с помощью мифологем. В современном обществе гетеротопия проявляется в разновекторной направленности дихотомии «свои-чужие». Затрагивая глубины сознания индивида, именно миф закладывает определенные модели поведения, создавая устойчивые стереотипы различения. Выводы были подтверждены социологическими исследованиями, позволившими выявить особенности восприятия информации и степень «замифологизированности» сознания людей, принадлежащих к разным этноконфессиональным группам и социальным уровням.

_______________________________________________________________

Яушенков С.Н. Топофилия vs топофобия как когнитивные парадигмы фронтирного пространства // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. №3 (44). С. 261-266.

Аннотация: В статье обсуждаются дихотомия восприятия новых территорий, представляющая собой две порой взаимоисключающие когнитивные модели, определяемых автором через термины топофилии и топофобии. По мнению автора, эти две перцепции новых земель нашли свое отражение в двух других универсальных моделях социума: утопии и антиутопии. Освоение новых земель, особенно в новое время, очень часто и выражалось через эти две модели. Одна модель строилась на принципах восприятия нового пространства с точки зрения его символической связи с идеей рая, другая – напротив, исходила из враждебности неизвестных земель, их чужеродности цивилизации, что в конечном итоге приводило к стремлению заселить ее с помощью различных преступных элементов, тем самым освободив метрополию от нежелательных элементов. Фронтирные территории, будучи землями удаленными и необжитыми, очень часто и воспринимались в плоскости этих двух моделей. История США, Англии, Франции знает немало случаев восприятия фронтирных территорий или как нового рая, или особой «тюрьмы» для преступников. Освоение новых территорий во Франции порой происходило именно из-за стремления найти способ изолировать преступные элементы от основного французского общества, предоставив их самим себе на удаленных островах. Такова же была судьба и некоторых территорий в Австралии, которые заселялись преступниками, высылаемыми из Великобритании.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н., Романова А.П., Баева Л.В., Хлыщева Е.В., Морозова Е.В., Якушенкова О.С. «Фронтир как эвристическая модель историко-культурного познания». Материалы круглого стола // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. №4 (41). С. 304-314

Аннотация: Фронтир, как особая модель исторического развития самых различных стран, уже давно и подробно анализировался главным образом историками. Однако в последнее время эта проблема начинает волновать умы ученых и других направлений. Да и само понятие фронтира вышло далеко за рамки всего лишь гуманитарных направлений. Все чаще этот термин используют физики, химики, медики и т.д. Но, несмотря на то, что фронтир изучают уже более века, феномен его далек от понимания. Ученые самых разнообразных областей знаний в рамках круглого стола, проведенного в АГУ в сентябре месяце, попытались поговорить о фронтире с различных точек зрения. Были высказаны порой взаимоисключающие позиции, что свидетельствует о том, что проблема фронтира не исчерпала себя с научной точки зрения. Несмотря на различные подходы, практически все участники говорили о важности анализа этой проблемы и о продуктивности фронтирной теории, как особой эвристической модели, для понимания многих процессов развития человеческих обществ.

_______________________________________________________________

Яушенков С.Н. Фронтир как культурная парадигма // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. №1 (42). С. 288-298.

Аннотация: В статье анализируются основные подходы к изучению фронтирной теории. На различных примерах автор показывает все многообразие фронтира как особой культурной модели. Особое внимание в статье уделено анализу фронтирной модели, разработанной сибирским ученым к.ф.н. И.П. Басалаевой. Показаны сложности дефиниции фронтира через призму выделения ряда признаков, которые могут быть правильными для ряда фронтирных типов, и никак не коррелироваться с другими историческими фронтирами. В своей аргументации автор опирается в основном на американский фронтир, как некий эталонный, так как именно история американского фронтира легла в основу фронтирной теории. В качестве альтернативных критериев автор предлагает ряд своих фронтирных маркеров, которые могли бы лечь в основу для типологизации фронтира. Основными критериями для фронтира, по мнению автора данной статьи, является его гетеротопия, являющаяся результатом встречи с новым природным и культурными ландшафтами, что неизменно приводит к трансгрессии всех субъектов фронтирных отношений и формированию новых культурных явлений.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н. «Череп и кости», или варвары, герои и просвещенные рыцари колонизации // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. №4 (41). С. 197-208.

Аннотация: Статья посвящена кросскультурному анализу колониальных моделей поведения. На примере функционирования элитарного тайного общества «Череп и кости», возникшего в первой половине XIX в. в Йельском университете, раскрывается отношение колонизаторов к посмертным останкам представителям народов, с которыми велись колонизаторские войны. На примере судьбы Джеронимо и отношения к его останкам показаны колониальные парадигмы «присваивания». Схожей моделью поведения представляется отношение наместника Кавказа кн. Воронцова к останкам аварского наиба Хаджи-Мурата.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н. Люди фронтира. Рецензия на книгу Михаила Ходарковского «Горечь выбора: преданность и измена во время российского завоевания северного кавказа». – Нью-Йорк, 2011. – 200 С. // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. №1 (35). С. 306-308.

Аннотация: Рецензия на книгу Михаила Ходарковского «Горечь выбора: преданность и измена во время российского завоевания северного кавказа». – Нью-Йорк, 2011. – 200 С.

______________________________________________________________ 

Якушенков С.Н., Самсонова Н.В. Проблема сохранения культурной безопасности в условиях гетеротопных пространств фронтира (на примере Атраханской области) // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №4. С. 232-238.

Аннотация: В условиях гетеротопии полиэтнических территорий очень важно сохранить существующий баланс все этнических или социальных акторов в региональной политике. В ситуации, когда культурный ландшафт фронтира или подвижной границы постоянно меняется, этот баланс становится скорее воображаемым, чем реальным. Астраханская область является одним из таких регионов, где сосуществует более 100 различных этнических групп. Это означает, что сам вопрос культурной безопасности имеет для них двойственное значение. Каждый гражданин на таких территориях живет в состоянии постоянных культурных перемен, что очень часто ставит его на положение Чужого среди своих. В этой ситуации образ Чужого начинает играть решающую роль в общественном сознании.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н., Якушенкова Ок.С. Типология этапов фронтира сквозь призму гендерных межэтнических отношений: исторический опыт на Диком Западе и Нижней Волге // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №3 (36). С. 304-310.

Аннотация: В статье рассматривается роль женщины в культурном диалоге в разные периоды фронтира. Авторы полагают, что анализ этой роли позволяет сделать вывод о существовании разных этапов или периодов фронтира: предфронтир, фронтир, пост-фронтир, так как в разные периоды изменялся статус женщины, а значит и ее роль в межкультурной коммуникации фронтирного общества. Проводятся аналогии между американским фронтиром и русским на Нижней Волге.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н., Якушенкова Ок.С. Американский фронтир и российские аналогии в Поволжье и на Нижней Волге // каспийский регион: политика, экономика, культура. 2010. №1. С. 109-115.

Аннотация: Статья посвящена анализу ситуации в зонах интенсивных культурных контактов в Америке и России. В американской литературе эти территории обычно определены как фронтир. Авторы статьи пытаются найти аналогии между двумя типами исторических контактов. Сравнительный анализ показывает много общего и различного в этих двух разных зонах. Русская колонизация Нижней Волги показывает совсем другие методы решения проблем взаимозависимости в регионе.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н., Якушенкова О.С. «Власть земли»: формирование новой инаковости в условиях фронтира // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 9-21.

Аннотация: Статья посвящена очень важному вопросу культурной трансформации переселенца или колониста, оказавшегося в новых природных и культурных условиях фронтирной гетеротопии. Новое пространство вбирает субъекта, поглощает его, заставляя постоянно трансгрессировать. Соприкасаясь с Чужим субъект постоянно трансформируется, становясь Другим для представителей его культуры. Внешний наблюдатель обнаруживает в нем больше общих черт с Чужим, носителем местной традиции, чем с представителями той этнической общности, из которой он вышел. Он повсеместно демонстрирует свою близость с этим Чужим, одеваясь как он, говоря на его языке, переходя к его алиментарной традиции и т.д.. Все это приводит к тому, что у переселенца выстраивается новая картина мира, сближающая его с местными народами, и отдаляющая его от своего от этноса. В результате образуется новая региональная субэтническая общность, осознающая свою особую идентичность. Подобную модель встраивания в новые природные и культурные реалии мы обнаруживаем повсеместно, будь то американский континент, Кавказ или Сибирь. Особенно ярко это проявилось в Сибири, где соприкосновение с местными народами и особая природная среда породили новую субэтническую общность – сибиряк, четко осознающую свою исключительность и свои отличия от русских. Не отделяя себя от русских в целом, сибиряки тем не менее заявляют о своих отличиях от других народов, что проявляется в особой ментальности, особых поведенческих паттернах и т.д.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н, Якушенкова О.С. Отражение постфронтирных процессов в американском кинематографе // Журнал фронтирных исследований. 2016. №1. С. 116-125.

Аннотация: Авторы анализируют специфику отражения постфронтирных процессов, образов и мотивов в Американском кинематографе. В этот период наступает своеобразная переоценка ценностей и пересмотр устоявшихся форм взаимодействия с Чужим. Диалог с Чужим, ранее характеризующийся полнейшим неприятием, с попытками физического уничтожения Чужого и выдавливания его за пределы территории, теперь сменяется стремлениями «потребить» его различными способами и вписать в картину мира. Анализ постфортирного кинематографа показывает, что фронтир, как особая культурная категория, никуда не делся, а фронтирные образы и мотивы продолжают будоражить умы американцев. Старые идеи в таких условиях приобретает новые смыслы, и пересмотр этих мотивов происходит весьма динамично, что особенно заметно на составляющих массовой культуры. В рамках американского кинематографа это отразилось в таком жанре, как ревизионисткий вестерн, героями которого теперь становятся не бравые солдаты – борцы с индейцами, а сами представители коренного населения или же персонажи, принимающие их сторону. Однако, само собой разумеется, что кинематограф является лишь одной из многочисленных граней специфичного и сложного процесса, называемого нами постфронтир.

 _______________________________________________________________

Якушенков С.Н., Якушенкова О.С. Первые английские представления о зомби как отражение «Встречи с Чужим» в условиях гетеротопии плантационного хозяйства // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №2 (35). С. 242-251.

Аннотация: Тяжелый подневольный труд на сахарных плантациях хозяйство на Карибских островах постоянно сокращал численность рабов, что порождало необходимость постоянного пополнения новых рабов из Африки. Разнообразные этнические группы африканцев по-разному адаптировались к новым условиям, но одним из способов этой адаптации было культурное выживание. Различные африканские культы превращаются в мощное орудие борьбы с чуждой им культурой. В этих сложных условиях в среде рабов получают дополнительную значимость различные культы, направленные как на борьбу с рабовладельцами, так и на возможность манипулировать своими собратьями. В этой гетеротопии культурной множественности складывается образ зомби, призванный сплотить африканцев в их борьбе за свободу, дать им стимул к выживанию.

_______________________________________________________________

Якушенков С.Н., Якушенкова О.С. Изобилие ресурсов как одна из черт фронтирных территорий // Человек. Сообщество. Управление. 2013. №2. С. 4-15

Аннотация: В данной статье рассматривается фронтир с точки зрения изобилия ресурсов. По мнению авторов, именно это свойство фронтира делает его притягательным для различных этнических групп, стремящихся освоить эту территорию. Изобилие ресурсов характеризовало и российские фронтиры — сибирский и нижневолжский. Народная молва превращает фронтирные территории в своеобразную утопию, напоминающую Эльдорадо или Беловодье. С подобным феноменом мы встречаемся как в различных американских фронтирах, так и в российских. Вместе с тем, в отличие от американского фронтира, эксплуатация ресурсов российских фронтиров, к сожалению, не всегда ведет к процветанию данного региона.

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С., Якушенков С.Н.  Трансформация образа Чужого в условиях постфронтирной культурной парадигмы // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. №114. С. 326-337.

Аннотация: Культурный диалог с Чужим на фронтирных территориях принимает различные формы в зависимости от конкретного периода, в котором и происходит межкультурная коммуникация с Чужим. Можно выделить три периода с особыми формами межкультурной коммуникации: ранний фронтир, активный фронтир и постфронтир. Если встреча с Чужим в период активного фронтира характеризуется активной борьбой с Чужим, порой до полного его уничтожения или порабощения, то в период постфронтира наступает пересмотр форм этого диалога, а образ Чужого кардинально меняется с отрицательного на положительный. В данной статье анализируется трансформация образа Чужого на постфронтирном пространстве США. В ней показаны, как образ индейца во второй половине ХХ в. обретал все более положительные черты.

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С. Женская трансгрессия на гетеротопных пространствах фронтира // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. №3 (44). С. 321-326.

Аннотация: Фронтир – это специфичная во всех отношения зона, которая может быть рассмотрена с позиции теоретических подходов М. Фуко как гетеротопное пространство. Хотя сам М. Фуко не предполагал использования концепта гетеротопии для фронтирных территорий, описанные им характеристики гетеротопных пространств позволяют полагать, что его подход будет весьма продуктивным для использования его по отношению к фронтиру. Сложные условия подобного пространства заставляют женщин ломать традиционные гендерные паттерны и стереотипы. Автор статьи анализирует различные типы трансгрессии, уделяя основное внимание в первую очередь гендерному аспекту. Женская трансгрессия – это не только медиа-миф, но и вполне реальное явления. Подобные случаи мы встречаем в истории США, России и Китая. В статье приводятся различные примеры, так или иначе касающиеся женской трансгрессии. Автор рассматривает как реальные исторические факты, так и медиа-образы. На примере современного китайского кинематографа, затрагивающего фронтирную тематику, автор анализирует репрезентацию женского поведения на гетеротопных пространствах. Фронтирная женщина в китайском кинематографе персонаж не редкий, чьи корни уходят вглубь китайской истории. Чаще всего, это всего воительница, представительница иной этнической группы, позиционируемая как дикарка или маргинальный элемент, способный противостоять мужчинам или и вовсе доминировать над ними. Ее характеристики зачастую демонизированы, а сексуальность сведена к минимуму или, наоборот, гротескна, агрессивна и выставлена на первый план.

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С., Якушенков С.Н. Трансгрессия в условиях гетеротопных пространств фронтира // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. №3. С. 276-284.

Аннотация: Кросс-культурный диалог на фронтире протекает в рамках субъектно-объектных отношений. Причем субъект, стремясь к замещению Чужого во фронтирном пространстве природного и культурного ландшафтов, постоянно переходит к трансгрессии, т.е. заимствованию многих форм, которые, не будучи нормативными для культуры субъекта, воспринимаются им как наиболее подходящие для нового гетеротопного ландшафта. Таким образом, формирование новой реальности в условиях гетеротопии протекает в форме трансгрессии, то есть заполнения собой культурного пространства Чужого. В данной статье разбирается роль трансгрессии в процессе кросс-культурного диалога на фронтире, дается классификация различных видов трансгрессии, подробно анализируются разнообразные формы трансгрессии, направленные на познание или точнее «потребление» Чужого, то есть вписывание его культурного пространства в свой культурный ландшафт. Авторы подробно иллюстрируют различные формы трансгрессии примерами из самых разнообразных нарративов, имеющих отношение, как к отечественной, так и зарубежной истории. Особое внимание уделено первичным и вторичным факторам трансгрессивного поведения субъекта в условиях фронтирной гетеротопии. Таким образом, трансгрессия на фронтире выступает мощным механизмом адаптации фронтирных акторов к новым условиям культурного и природного ландшафтов.

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С. Образы сексуальности Чужого как фактор, маркирующий фронтирную гетеротопию // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. №3. С. 346-353.

Аннотация: Сексуальная культура Чужого в условиях фронтирной гетеротопии является одним из важнейших аспектов, влияющих на формирование его образа. Как и в случае с едой, секс – является важнейшим фактором, определяющим наши властные возможности (по М. Фуко). И как бы мы не презирали и не боялись Чужого, однако и в вопросах сексуальности мы стремимся занять его место, вобрав его в себя самого или его женщин. Особые условия фронтирной гетеротопии постоянно дает нам возможность сексуальной трансформации, или точнее трансгрессии, так как наш переход к сексуальным традициям Чужого сулит нам ничто другое, как определенную сексуальную свободу и сексуальную восполненность, то есть то, что мы не можем получить в рамках своей традиционной культуры, ограниченной множественными нормами и моральными рамками. Таким образом, фронтирный субъект легко переходит к сексуальной трансгрессии, ведь это дает ему возможность закрепить свое право на доминирование, расширение своих норм и прав. И чем более трансгрессивен субъект, тем активней он заявляет свои властные права, тот же, кто не способен заявлять свое право на доминирование, автоматически переводится на нижнюю ступень в социальной иерархии.

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С. Конструирование образа Чужого на гетеротопных пространствах фронтира // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2013. №3 (78). С. 16-21.

Аннотация: Анализируются образы Чужого, проявляющиеся в особом типе пространств, названных М. Фуко «гетеротопными». На примере образов Чужого из различных классических произведений античности, Средних веков и Нового времени сделана попытка вычленить основные паттерны, с помощью которых можно построить обобщающий образ.

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С., Якушенков С.Н. Тело варвара: конструирование образа Чужого на китайском фронтире // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2012. №3 (33). С. 233-240.

Аннотация: Возникнув в глубокой древности, китайское государство формировалось во взаимодействии с соседними народами, оказавшимися на периферии ханьского этноса. В результате подобных контактов, часто в ходе китайской экспансии на границах Срединного Царства возникала особая зона, получившая в литературе название фронтир. Авторы пытаются применить ряд Тернеровских положений о фронтире к китайской истории. При этом основной упор делается на законы формирования образа фронтирных народов. По мнению авторов, эти образы формируются в рамках традиционных паттернов, в основе которых лежат поведенческие нормы Чужого: его алиментарная культура, сексуальные предпочтения, внешний вид, одежда и т.д. В статье показано, как эти общие паттерны, типичные для многих народов мира, совмещаются с рядом специфичных философских парадигм, нашедших свое проявление лишь в китайских подходах к Чужому.

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С. Религиозная трансгрессия в условиях гетеротопии // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 113. С. 219-229.

Аннотация: Гетеротопия, по определению М. Фуко, это пространство за пределами всех других, пространство, в котором не работают привычные для субъекта законы и нормы. Совершенно очевидно, что поведенческие стереотипы в таких условиях претерпевают всевозможные изменения. Человек, попадающий в гетеротопию (и в особенности во фронтирную гетеротопию), вынужден приспосабливаться к новым условиям и так или иначе совершать так называемый акт трансгрессии, т.е. переступать через пределы традиционного поведения. Это повышает гносеологическую значимость изучения гетеротопной трансгрессии. Автор, используя фуконианский подход к гетеротопии, анализирует различные формы трансгрессии, впервые дается их классификация. Однако, особое внимание уделяется религиозной трансгрессии, так как гетеротопные пространства нередко дают почву для появления новых религиозных течений, ответвлений, а иногда и новых религиозных систем. Авторы приходят к выводу, что акты трансгрессии являются одной из форм реакции на встречу с Чужим в новых для субъекта трансгрессии условиях, что дает ему возможность максимально успешно приспособиться к меняющимся условиям среды. Все это и соответствует базовым инстинктам выживания индивидуума

_______________________________________________________________

Якушенкова О.С. Трансгрессия как способ существования в условиях фронтирной гетеротопии // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. №4, Стр. 262-267.

Аннотация: Статья посвящена различным проявлениям трансгрессии и ее особенностям на гетеротопных пространствах фронтира. Данный термин является достаточно популярным и особенно часто его можно встретить в работах М. Бланшо, Ж. Дерриды, Ж. Батая, П. Клоссовски, М. Фуко и др. Однако вышеперечисленные авторы зачастую придают ему коннотацию, связанную с вопросами религиозности и сексуальности. По мнению авторов статьи это явление не ограничивается лишь этими аспектами человеческой жизни, и более того, трансгрессия является неотъемлемой частью существования в гетеротопных пространствах, и в особенности, на фронтире.

_______________________________________________________________