Типологии фронтира

1. Ранний фронтир – это тот этап, когда при встрече двух культур диалог проходил в сложных для новой культуры условиях. Вновь прибывшая культура вынуждена считаться с коренной, доминирующей в силу своей большей приспособленности. Природа столь дика, а носители новой культуры немногочисленны, что они склонны уподобляться культуре первых насельников. Их боятся, но с ними считаются, они являются носителями образа врага/союзника. Он изначально дик, жесток и необуздан, но в силу его превосходства (численного и адаптационного) с ним вынуждены считаться. Как правило, участники этой фазы фронтира не многословны: им некогда предаваться воспоминаниям по поводу лишних деталей. Их задача описать свои впечатления, поделившись с читателем ценной информацией. В этот период преобладают путевые заметки, индейцы там не враги. Они скорее любопытны или, правильнее было бы сказать, курьезны. Автору важнее описать их непохожесть, «инаковость». В качестве примера можно было бы сослаться на уже упомянутого Лоусона, описывавшего свое путешествие в Каролину, где еще только зарождался новый фронтир.

2. Фронтир – это когда культурный диалог принимал жесткие рамки конфронтации, направленной на недопущение инородной культуры или выдавливание ее с территории. Если мы посмотрим на литературу первого фронтира, проходившего в Новой Англии, то в ней мы найдем совершенно другого индейца – кровожадного дикаря, насилующего женщин, убивающего невинных младенцев. Для этого периода характерен герой в виде Кита Карсона – неутомимый, бесстрашный защитник, борец с индейцами. Для него одинаково ценны и шкуры убитых гризли, и скальпы, снятые с индейцев. Подобные произведения богато иллюстрированы картинами, на которых кровожадные индейцы издеваются или убивают женщин и детей. Жанр пленения, описывающий приключения пленников – излюбленная тема данного периода. Первое произведение, посвященное пленению, является одним из старейших произведений английской литература и выходит в 1678 г.

3. Постфронтир возникал тогда, когда территория фронтира перемещалась далее на Запад, а на этой постфронтирной территории начиналось активное культурное осмысление фронтира, вылившееся в появлении нового героя – романтического, ведущего образ жизни простого траппера, дружащего с индейцами или симпатизирующего им. Автор и читатель симпатизирует этому романтику, противостоящему консерватизму и формализму носителей старой идеологии. Здесь герой фронтира и постфронтира встречаются в одном произведении, но находятся в явном противоречии друг к другу. Типичным примером подобной литературы может служить Ф. Купер. Для жителя восточных штатов, пишущего в начале XIX в., фронтир уже только история. Он теперь переосмысливается и идентифицируется. А ценности цивилизации, противостоящие дикости, оказываются небесспорны.